Межтопэнергобанк и все те, кого можно было спасти

0
80

Отъем лицензий у банков в последнее время встал на конвейер. Все настолько к этому привыкли, что практически перестали задавать важные вопросы: «Почему?» и «Нельзя ли было, как-то помочь?»

Когда карающий меч регулятора заносится над банками-однодневками, промышляющими исключительно «обналом» и прочими сомнительными операциями – логика понятна. Но все чаще лицензий лишаются банки с историей, банки с репутацией, банки, чья кредитная политика поддерживает и развивает важные инфраструктурные проекты, промышленное производство, строительство, целые отрасли экономики.

СМИ транслируют оптимистичные заявления руководителей Центробанка о том, что регулятор готов помогать банкам, оказавшимся в трудной ситуации. Для этого даже создан специальный «Фонд консолидации банковского сектора».

«Мы намерены работать с так называемыми «уставшими собственниками», — заявил недавно первый заместитель ЦБ Дмитрий Тулин. – Эти люди вошли в банковский бизнес давно, для них этот бизнес почти семейный, а выйти из него почти невозможно. Продать не получается спроса нет, закрыть банк почти невозможно, передать бизнес некому, денег на развитие больше нет. Мы надеемся, что с помощью Фонда консолидации мы поможем собственникам с достоинством выйти из бизнеса».

Работает ли это на практике? Как мы видим для крупнейших частных банков, вошедший в список системно значимых  возможно все: и Банк Открытие и БИНбанк и Промсвязьбанк с их огромными финансовыми проблемами санируются с помощью  этого нового механизма. А какие шансы у остальных банков, не обладающих таким лоббистскими возможностями?

Чтобы не быть голословными, рассмотрим конкретный пример. Историю жизни и внезапной смерти одного из подобных банков – одного их старейших банков современной России, созданного 25 лет назад специально для работы с предприятиями топливно-энергетического комплекса – акционерного коммерческого межрегионального топливно-энергетического банка «Межтопэнергобанк».

Вплоть до отзыва лицензии банк входил в сотню крупнейших банков России, а его главный акционер и председатель правления Юрий Шутов занимал почетное 96 место в списке богатейших банкиров страны. На счету банка финансирование множества общественно значимых проектов. Банк входил в перечень уполномоченных банков при Правительстве Москвы, участвовал в финансировании строительных проектов Департамента внебюджетной политики и строительства г. Москвы. Тысячи новоселов Подмосковья, Новосибирска, Челябинска и других городов улучшили свои жилищные условия благодаря сотрудничеству банка с крупнейшими региональными застройщиками. В Новосибирске благодаря кредитованию банка построен, запущен и ломится от посетителей   уникальный, крупнейший в Европе Аквапарк, при финансировании банка построен и работает единственный лицензированный полигон ТБО в Тверской области. Есть заслуги и в финансовом секторе, чего только стоит, по сути, спасение от банкротства крупного сибирского банка «Алемар».

Как это ни странно, но вложения подобные тем, что делал «Межтопэнергобанк» трактуются регулятором не иначе как «рискованные финансовые операции». Если инвестиции в строительство – в самый что ни на есть реальнейший сектор экономики стали считаться «рискованными», что же тогда «надежные операции»? Неужели покупка и перепродажа ценных бумаг, не имеющих никакого отношения к реальной экономике и к реальной жизни людей? А ведь именно этим сейчас занимается множество «надежных банков», чья деятельность не приносит пользы никому, кроме их самих и биржевых спекулянтов. Зато там все хорошо с ликвидностью и с отчетностью. Развивает ли это российскую экономику никого, видимо, не волнует.

Продолжение на следующей странице: